Тамара Еслямова — Мерлан устал

Печать

Опубликовано: Октябрь 2016

Очень долго я не могла заставить себя написать то, что должна, обязана написать. Потому что очень больно. Больно от осознания неизбежности, непоправимости. С этим режущим заживо ощущением  трудно справляться. И я хожу разговариваю сама с собой все время, и одна моя часть утешает другую, исходящую беззвучными слезами … Я оказалась слишком близко к горю другого человека, теряющего своего ребенка.

 

Мы на прошлой неделе объявили сбор для спасения жизни 12-летнего Мерлана Ажгереева из Аксая, тяжело больного острым лейкозом — раком крови. Мальчик более полугода на больничной койке в НИИ педиатрии в Баганашыле в Алматы, пережил множественные курсы химиотерапии. Но болезнь оказалась сильнее. В последнее время его держали только на поддерживающей терапии. Врачи предупредили отца мальчика — Серика, что нужно готовиться к худшему.

Растерянный отец начал искать деньги на лечение сына в клинике в Южной Корее. К нам в фонд “Жулдыз” обратились волонтеры из Алматы, опекающие НИИ педиатрии, с просьбой поддержать Серика Ажгереева в поиске средств на оплату курса лечения сына в Сеуле.

Серик приходил к нам в офис. Совсем потерявшийся от горя мужчина с черным от скорби лицом, весь — комок ужаса… Мы стали писать письма предпринимателям с просьбой помочь спасти Мерлана.

С Сериком я разговаривала в пятницу. Каждый раз мне это трудно делать — от чувства собственной беспомощности. К тому времени я знала, что у Мерлана терминальная стадия — та, при которой жизнь может оборваться в любую минуту. Это мне рассказала онкопсихолог Баян Сарсенова — она поддерживала мальчика до того времени, когда его увезли в реанимацию. Это произошло вчера в субботу.

Волонтер Светлана Мурзалинова сказала мне: “Он уходит…”.

Днем раньше к Мерлану приходил учитель игры на гитаре — это было последним и единственным к тому времени желанием Мерлана. Он радовался, перебирая струны и слушая извлекаемые звуки. Это все, что смогли сделать для него волонтеры. А потом он впал в кому.

“Он устал, устал физически и эмоционально. Он больше уже ничего не хочет, хочет только домой, и чтобы его оставили в покое…” — сказала Баян Сарсенова, едва скрывая слезы.

Сегодня воскресенье. Каждую минуту я боюсь, что придет печальная весть. О Южной Корее уже нет речи. Серик вылетел в Алматы, чтобы быть рядом с сыном.  Его помощь требуется жене, которая в невменяемом состоянии с того времени, как Мерлану стало совсем худо.

Серик попросил меня поблагодарить всех, кто звонил ему со словами поддержки, перечислил деньги на его карточку. “Я не знаю, что мне с ними делать…” — сказал он растерянно. Он уже почти принял возможность утраты сына. В эти тяжелые  дни единственно светлыми моментами для него, сказал Серик,  были ваши, читатели, слова и действия поддержки.    “Стало как-то легче, от того, что люди звонили, подбадривали. Я понял, что я не один…  Мне позвонил Марат Ахметов (муж 27-летней Эльдары Ахметовой, умершей от рака печени на прошлой неделе — автор)… И он тоже поддержал меня…” — голос Серика задрожал от нахлынувших слез.

Что в наших с вами силах? Просить за жизнь Мерлана…